Чем больше мы познаем неизменные законы природы, тем все более невероятными становятся для нас чудеса.
Дарвин Чарльз

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (363)


Борис Фаликов
Оптимисты бессмертны


В современном глобальном мире глобализируются и эсхатологические взгляды. И в реинкарнацию верят уже отнюдь не только индуисты и буддисты.

Накануне Пасхи Фонд общественного мнения по заказу социологической службы «Среда» провел исследование. Собственно, не исследование даже, а просто задал россиянам вопрос, верят ли они в воскресение после смерти. Выяснилось, что верят далеко не все. Больше половины так и заявили — не верим. Это бы еще ладно, но оказалось, что в важнейший христианский догмат не верит почти половина тех, кто гордо именуют себя православными.

Ну вот, обрадовалась публика, мы же говорили, что эти православные никакие не православные: для кого-то это национальная принадлежность, а для кого-то просто мода, желание быть как все. Соседи детей крестили, а мы чем хуже? Увы нам и ах, соглашались церковные комментаторы. Народ у нас крещен, но не просвещен. А кто в этом виноват? Ясно кто, тяжелое советское прошлое. Государственное безбожие так развратило народ, что до сих пор опомниться не может. Но вот уже и в церковь потянулся, а там, глядишь, уверует по-настоящему.

Однако за всеми этими укорами и ламентациями мало кто удосужился задуматься о том, что, собственно, за вопрос был поставлен перед исследуемыми. И поставлен, что называется, в лоб. Спросить человека, верит ли он в то, что воскреснет, – это совсем не то, что выяснять, верит ли он в Бога. Про Бога вопрос абстрактный, и, отвечая «да», можно иметь в виду разные вещи. А про воскресение касается лично тебя. И то, что на этот конкретный вопрос ответили «да» аж 26% опрошенных, не может не вызывать удивления. Это надо же, сколько у нас основательно верующих людей! Церковь должна гордиться своими верными сынами, а в еще большей мере дочерьми, которые верят в воскресение чаще мужчин.

Однако вглядимся в результаты опроса пристальнее. И тут выяснится немало любопытных вещей. Оказывается, военные верят тверже, чем гражданские. Среди них в своей посмертной участи не сомневаются 40%. Вроде бы понятно, что они, в отличие от нас, штафирок, гораздо чаще сталкиваются со смертью и, глядя ей в глаза, обретают веру. Но выясняется, что военные отнюдь не самые стойкие. Их на три процента обходят предприниматели, а тех – просто нормально зарабатывающие люди (49%). Я готов поверить, что наши бизнесмены рискуют жизнью не меньше военных. И потому вплотную задумываются о жизни и смерти. Но обыватели со стабильным достатком в эту логику никак не вписываются. Их-то что толкает к вере в собственное бессмертие?

И уж окончательно не лезет ни в какие ворота то, что среди атеистов в свое воскресение веруют 10%. Получается, что и Бог, и черт им побоку, а собственное бессмертие – нет.

Тут-то и осеняет догадка, что очень многие из этих людей отвечают вовсе не на вопрос об их христианской вере, скорее они говорят о своей надежде на то, что если смерть их и не минует, то они все равно выкрутятся. И снова восстанут в прежнем виде. Смелые военные и рисковые бизнесмены просто глядят в свое посмертное будущее так же решительно, как они смотрят в настоящее. А удачливые обыватели рассчитывают, что им и по ту сторону жизни повезет, как везло по эту. Чай не лохи. Ну а люди, которые не верят в Бога, в личное бессмертие поверить готовы: Бог Богом, а жить хочется.

Получается, что вопрос, поставленный в лоб, оказался крайне неподходящим оселком для выяснения религиозных взглядов. Ответы свидетельствовали вовсе не о них, а о психологических особенностях респондентов. Военные, бизнесмены и просто неплохо устроившиеся в жизни люди демонстрировали нам свой непробиваемый оптимизм. Который, вероятно, и помог им стать теми, кем они стали. Но религиозное мировоззрение — это не только и не столько уверенность в светлом будущем.

Именно поэтому исследования эсхатологических взглядов, то есть мыслей и убеждений по поводу посмертного существования (или его отсутствия), социологи, как правило, проводят гораздо хитрее. Они никогда не ограничиваются одним вопросом, разворачивая перед респондентами целый веер возможностей. Начинают с общих вопросов, типа верите ли вы в жизнь после смерти, а потом конкретизируют. Так во что же вы верите — в бессмертие духа, не отягощенного плотью? В переселение душ? В воскресение во плоти? И так далее и тому подобное. Вариантов жизни после смерти у человечества больше чем достаточно.

Казалось бы, зачем вообще этим интересоваться? Вроде бы ясно, что в каждой религии свой взгляд на потусторонний мир. И буддист с индуистом вам уверенно скажут, что их ожидает переход в иное тело, а если будут вести себя правильно, то и вовсе освобождение от телесных пут в вечном блаженстве нирваны или мокши. Православные будут стоять на том, что по ту сторону жизни их ждет воскресение во плоти. А либеральные протестанты про плоть предпочтут умолчать, больше уповая на бессмертие души. Оккультисты же расскажут о том, что умирать и вовсе не обязательно, и с удовольствием поведают о похождениях бессмертного графа Сен-Жермена.

Но все дело в том, что в нашем стремительно глобализирующемся мире глобализируются и представления о посмертной участи. Поэтому современные люди нередко берут эсхатологические представления напрокат из самых разных источников. Скажем, общеевропейский опрос на эту тему помогает выяснить, что в среднем в реинкарнацию верят более 20% населения.

Можно подумать, что континент на четверть заселен буддистами и индуистами. Но это не так. Просто теперь европейцы не исключают для себя и такой посмертной участи. Что вовсе не означает, что они совсем перестали ходить в церковь. Некоторые не перестали. А один опрос в Великобритании и вовсе показал, что в переселение душ верят более 30% британских католиков. Ватикану есть над чем погрустить, а социологам – над чем поразмыслить.

Наш опрос дает повод для размышлений иного рода. Вероятно, он был проведен с благой целью понять, сколько же на самом деле православных в стране. Но сделано это было не слишком умело. В результате выяснились совсем иные вещи – к примеру, что наши военные и бизнесмены полны жизнеутверждающего оптимизма. Что само по себе и неплохо. И вряд ли может расстроить РПЦ. Скорее ее должны расстроить исследования эсхатологических представлений россиян, которые проводятся на более профессиональном уровне. Потому что из них выясняется, что разнообразием своих представлений о посмертной участи наши соотечественники превосходят даже космополитичных европейцев.

http://www.gazeta.ru/comments/2011/04/25_a_3593477.shtml

Оставить отзыв. (363)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa