Если открытие одной истины привело Галилея в тюрьмы инквизиции, то к каким пыткам присудили бы того, кто открыл бы их все.
Гельвеций К.

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (2)


Василенко Кирилл
Дорога из храма


"Время новостей"
03 декабря 2001

«Спасти церковь от реставраторов» -- под этим странным лозунгом православная община церкви Воскресения Христова в Кадашах уже третий год ведет борьбу за одноименное здание, принадлежащее Всероссийскому художественному научно-реставрационному центру им. академика И.Э. Грабаря (ВХНРЦ). Схожая ситуация наблюдается и в других церквях, которые занимают сейчас реставраторы, -- в Марфо-Мариинской обители, в пределе Св. Николая при храме великомученицы Екатерины на Большой Ордынке. На днях в Замоскворецком межмуниципальном суде будет рассматриваться очередной иск православных к реставраторам. Художников, спасших храмы от полного разрушения, обвиняют в оскорблении чувств верующих.

Сегодня ВХНРЦ -- это главный центр реставрации древнерусской живописи, русского искусства XVIII века, архитектурных памятников. Около 100 реставраторов выполняют заказы примерно 500 российских музеев. Работают художники и для Московской патриархии. История ВХНРЦ, или, как его называют в профессиональной среде, «Грабарей», началась в 1918 году. Известный историк искусства Игорь Грабарь и нарком просвещения Анатолий Луначарский образовали Отдел по делам музеев и охраны памятников искусства и старины. Это были первые централизованные российские реставрационные мастерские. До революции реставрационное дело было только в Эрмитаже и Русском музее. «Это было время, когда закрывались монастыри, -- рассказывает директор ВХНРЦ Алексей Владимиров. -- Иконы и другие произведения искусства остались бесхозными. Благодаря деятельности отдела и реставраторов этот поток не был разграблен. Все реставрировалось, а потом передавалось в музеи». В 20--30 годы прошлого века реставраторам удалось сохранить и расчистить от позднейших записей такие всемирно известные шедевры древнерусского искусства, как «Богоматерь Владимирская», «Троица» Андрея Рублева, «Богоматерь Боголюбская», «Оранта Ярославская». В 1934 году мастерские разогнали более чем на 10 лет. О пользе реставраторов советская власть вспомнила, когда стали освобождаться от немцев российские земли, возвращаться на старые места похищенные произведения искусства. Под лаборатории предоставили бывшие церковные постройки. Первой отдали Марфо-Мариинскую обитель на Большой Ордынке, потом, уже в 60-е, церковь Воскресения в Кадашах, Сретенский собор и церковь Св. Екатерины.

Когда реставраторы вошли в первый храм, то увидели в алтаре скульптуру Сталина в пальто, стоящего между двумя ангелами. Фрески выдающегося художника Нестерова были с многочисленными повреждениями. Крыша протекала. Сейчас в храме работает около 30 реставраторов по иконам. Как говорит Алексей Владимиров, церковь восстановлена и в любой момент готова к церковной службе, если только реставраторы освободят место.

«В начале 90-х мы первыми заявили, что все надо возвращать церкви, -- вспоминает Алексей Владимиров. -- Бомбили Министерство культуры письмами, просили дать нам новое помещение в каком-нибудь освободившемся союзном ведомстве. Мы даже вернули Московской патриархии храм Сретенского монастыря с отреставрированными фресками XVII века, в 1994 году передали подворью американской автокефальной церкви храм Св. Екатерины, полностью отреставрированный нами, за наш счет». Сейчас в главной части екатерининского храма идет служба, а ладан через дырочки в картонной стене проникает в соседний предел Св. Николая, где все еще расположена мастерская реставрации графики. При каждом из храмов, некогда переданных реставраторам, зарегистрирована община. И прихожане все настойчивее требуют от художников освободить помещение. Но дело в том, что уезжать им просто некуда. Здание, выделенное под реставрационные мастерские правительством Москвы еще в 1998 году (по улице Дурова, 24, строение 1), до сих пор не имеет не только крыши, но и межэтажных перекрытий. Только внешние стены с зияющими дырами вместо окон. И груды обломков внутри. По оценкам строителей, минимальная сумма на восстановление дома -- 6 миллионов долларов. И половину этих денег федеральное правительство обещало выделить. Но при одном условии: если столичные власти предоставят здание реставраторам в постоянное пользование, а не во временную аренду на 25 лет, как предлагается заместителем премьера Москвы Олегом Толкачевым. Но мэрия «разбрасываться» собственностью не намерена, ее ответственные сотрудники объясняют, что ВХНРЦ -- организация федерального значения, и, следовательно, не может претендовать на городскую недвижимость.

В результате каждый из храмов сегодня как очаг затянувшегося конфликта. Только по церкви Воскресения в Кадашах Замоскворецкий муниципальный суд рассматривает 9-10 исков в месяц. Поскольку прихожане по очереди жалуются на оскорбление чести и достоинства верующих. «Они шашлыки на крыше устраивают, у них бильярд в церкви поставлен. И вообще, храм они своими действиями доводят до разрушения», -- убеждали корреспондента газеты «Время новостей» члены кадашевского прихода. Полный список обвинений в виде статей из газеты «Православная Москва» имеется на заборе, окружающем здание. Рядом вывешено и расписание слушаний в Замоскворецком суде с просьбой к прихожанам не пропускать ни одно из этих мероприятий. По словам реставраторов, до полного разрушения храм может довести только плывун, из-за которого проседает фундамент. Но тут уж предъявлять претензии нужно к природе. Фрески же поддерживаются в прекрасном состоянии, бильярда в церкви корреспонденту газеты «Время новостей» обнаружить не удалось. Причем занимаются реставраторы делом вполне богоугодным -- работают с деревянными церковными скульптурами.

И рассудить этот спор служители Фемиды пока не могут. Поэтому верующие порой пытаются сами творить правосудие. Настоятель храма в Кадашах отец Александр Салтыков, в прошлом замдиректора по науке Музея древнерусского искусства им. Андрея Рублева, добился того, что землю, окружающую храм, передали в постоянное пользование общины. Православные выстроили забор, повесили большой замок на ворота. И отказались пускать реставраторов на работу. Пришлось вызывать в храм милицию. Лишь после этого довольно громкого инцидента в конфликт решил вмешаться министр культуры Михаил Швыдкой. Он приехал в кадашевскую церковь, пригласив туда предварительно дирекцию грабаревского центра и главу прихода. Отец Александр сказался занятым и на встречу не пришел.

Кстати, реставраторы не единственные светские служащие, продолжающие работать в церковных зданиях. Например, в церкви Св. Климента (рядом с метро «Третьяковская») находится спецхран Российской государственной библиотеки. Но главное книгохранилище страны Московская патриархия не штурмует. Видимо, спасает высокий статус.




Ссылки на другие материалы в InterNet по этой теме
Дорога из храма - исходный материал с сайта "Время новостей"
Оставить отзыв. (2)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa