В мире недостаточно любви и благости, чтобы их можно было расточать воображаемым существам.
Ницше Фридрих

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное


Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (1)


Субботин Дмитрий
Конференция


"Пусть атеисты распространяют литературу, а мы будем говорить правду", - заявил недавно директор Института российской истории РАН А.Н. Сахаров. Так он отреагировал на подарок Атеистического общества Москвы - первый номер журнала "Новый безбожник". Академик получил журнал утром 11 декабря, когда только что началась вторая часть конференции, громко названной "Роль православной церкви в создании и развитии Российского государства". Конференция, видимо, и была созвана для того, чтобы открыть "правду", о которой так печется А.Н. Сахаров, бывший одним из организаторов и руководителей собрания. Если так, то неплохо было бы выяснить, что это за "правда", и нужна ли она кому-нибудь, кроме тех, кто ее излагает.

"Раскрыть всю проблему за отведенное время не представляется возможным, поэтому я ограничусь рассмотрением лишь некоторых ее аспектов", - то и дело повторяли докладчики. Эта фигура была единственной разумной фразой, звучавшей 10 декабря в Голубом конференц-зале Академии Наук и 11 декабря в аудиториях Института российской истории. Мы последуем примеру многострадальных исследователей и разберем лишь самые значимые эпизоды происшествия, которые позволят наиболее выпукло изобразить его общий характер. Для начала: никому из присутствовавших, кроме устроителей и некоторой части выступавших, так и не стала понятной цель конференции. Верующие господа, находившиеся в подавляющем большинстве, ожидали неистовой пропаганды, несокрушимых идеологических аргументов, новых заповедей, наконец. Но вместо этого они слушали речи о том, что итак давно знали: как святой дух снизошел на Русь и что из этого вышло. Правда, не все ясно представляли себе конкретно-исторические формы указанного процесса, но наверняка без труда могли выдумать их и сами. Однако приходилось настраивать свои утомленные анализаторы на разговоры о коломенской епархии в XVI-XVII вв., о развитии женских монастырей, о национально-православных традициях в менталитете русского купечества и т.п. Особенно богат такими речами оказался второй день - неслучайно три четверти слушателей каждого выступления составляли предыдущие и последующие ораторы (как не вовремя сбежали полусилком впихнутые студенты!). Первый день вроде начинался боевито, но разочарование постигло аудиторию уже тогда - некоторые доклады могли пробудить хоть какой-то интерес, но и они оказались подернуты тиной. Можно, конечно, парировать, сказав, что атеисты спроецировали свои ожидания на паству, но вопрос о цели тем самым не снимется - скука действительно была всеобщей. Это объясняется еще и тем, что порядок задания вопросов так и не уточнили, - по крайней мере, сразу после доклада спрашивать было нельзя, - а прения вообще вынесли куда-то за рамки реальности. Верующие, пришедшие за новой дозой, оказались обмануты пройдохами-дилерами. Создается впечатление, что конференция должна была играть роль хоть какого-нибудь подобия православного культурного фона накануне предстоящего собора. Но даже с этой задачей она не справилась.

Позвольте теперь предаться более подробным воспоминаниям о двух незабываемых днях. Как мы отметили, 10 декабря была предпринята попытка откровенной пропаганды, но она провалилась - то ли потому, что решение попробовать говорить жестко приняли в последнюю минуту, то ли докладчиков просто прорывало, и вскоре они возвращались в русло. Единый стиль выдержать все же удалось, но только в том смысле, что большинство речей заставляли слушателей постоянно оглядываться друг на друга - они недоумевали. Впрочем, опечалить оргкомитет не так-то просто: ведь главное, как сказал А.Н. Сахаров - "правда". И не только сказал, но и доказал своими бессмертными промежуточными речами. Он говорил, когда один оратор уже покидал кафедру, и на его место готовился взойти другой. Говорил много интересного. Например, сообщил собравшимся, что Александр Невский (конечно, широкой души человек) принял смерть в Орде (беспокойный обмен взглядами в зале). Сказал также, что "кесарево и богово вместе обнимают мир" (это высказывание он не прокомментировал, а жаль). Отметил плодотворную роль православной церкви, несколько раз заметив, что она выполняла и выполняет "цементирующую роль" (академика совершенно не смутила корявость и провокационность сравнения церкви с цементом). И, наконец, выдал свое профессиональное кредо. Приводя очередной аргумент в пользу сотрудничества церкви и государства, А.Н. Сахаров счел нужным сделать такое заявление: "Не знаю, насколько верна эта точка зрения, но как ученый я ее поддерживаю". Это было нечто новое в мировой методологии науки. Сахаров впервые смело связал звание ученого с необходимостью верить во что ни попадя и не отставать от церкви, которая, надо думать, всегда впереди науки. Заметьте, все эти откровения принадлежат директору Института российской истории. Заметьте также, что этот человек является одним из авторов весьма распространенного школьного учебника по истории. 11 декабря он отличился еще раз, уже в стенах своей епархии. Некоторые трудности технического характера омрачили его настроение. Но он не сдался, посоветовался с "батюшкой". "Батюшка сказал, что это искушение", - делился он потом прилюдно своей радостью. - "и мне сразу как-то легче стало". Счастливец!

Вообще, те, кого принято называть "батюшками", тоже получили возможность проявить себя, но смогли они это сделать или нет - для всех осталось загадкой. Видимо, им просто захотелось еще раз доказать, что они могут принимать участие в научной конференции, не имея ни малейшего представления о том, что такое наука. Тут, они, конечно, просчитались: будь это действительно научная конференция, их бы и за версту не подпустили. Но - святая простота! - "батюшки" не обратили на это обстоятельство никакого внимания. Собственно, выступал с докладом только один из них - митрополит воронежский и липецкий Мефодий. Но отыграться он хотел за всех, что у него с блеском и не получилось. Свою речь он озаглавил "Роль православной церкви в формировании гражданского самосознания на современном историческом этапе российской государственности". Продемонстрировав черную дыру на месте знания исторических закономерностей и пытаясь на протяжении доклада (с переходом иной раз на церковнославянский) втолковать самому себе сущность понятия "гражданское самосознание", Мефодий закончил тем, что под руководством церкви мы все скоро станем "гражданами государства небесного и земного". Многие, конечно, поняли, что он пришел к этому выводу на основании новейших научных открытий, но восторги святого отца разделять не торопились: уж больно хотелось подольше оставаться гражданами только земного государства. Насторожило и другое: "батюшка" неосторожно употребил словосочетание "отчет богу", давая лишний повод для раздумий о том, действительно ли можно эволюционировать от совка к митрополиту, или это все-таки одно и то же.

Когда Мефодий выступал, оживление в зале еще сохранялось. Это был первый доклад, и все пока держались бодро. Следом вышел представитель администрации президента А.И. Кудрявцев и навеял скуку, которая не выветрилась до конца мероприятия. Он излагал общеизвестные факты, надеясь блеском своей должности придать им какую-то новизну. Все его разглагольствования по поводу церковной политики государства в советский период укладывались в хорошо накатанную колею - "Да, вот так… Но наряду…". Все с нетерпением ждали, когда он уступит место другому представителю власти - начальнику управления регистрации архивных фондов ФСБ. Христофоров В.С. понравился аудитории с первой же фразы: "С благословения патриарха и по приказу директора ФСБ…". Суть сводилась к тому, что ГБ совместно с церковью занимается реабилитацией жертв массовых репрессий - священнослужителей и "мирян". Видимо посчитав, что так он исполнит свой долг по отношению к "мирянам", начальник управления упомянул их и докладывал дальше так, словно с ними все уже ясно. Оправдать его может только то, что, хотя он и говорил о служителях культа оставшиеся пятнадцать минут, ничего вразумительного так и не произнес. После его ухода конференцию уже нельзя было спасти: начались рассказы об увлекательных приключениях святого духа у нас в стране. Точнее, Мефодию хотелось, чтобы они начались, но его ждала череда сообщений явно недоидеологизированных, хотя и сплошь по православной тематике. Ошибки, как мог, исправлял А.Н. Сахаров. Митрополиту понравился бы доклад, который прозвучал на следующий день из уст доктора исторических наук из Украины, В.М. Рычки, но святой отец на него опоздал. А между тем там освещались очень существенные моменты. Утверждалось, например, что принятие Владимиром христианства и крещение Руси - не меркантильный политический акт (о чем пока еще говорят здравомыслящие учителя своим 12 летним ученикам), а "очищение от скверны и обретение божьего руководства". Митрополит не смог оценить этот тезис, зато оценил доктор исторических наук Н.М. Рогожин. Он очень хвалил докладчика.

***

Как вам правда по версии А.Н. Сахарова? Мы представили всего лишь некоторые примеры. Скоро все доклады должны появиться в печати. Надо думать, это произойдет в органах РПЦ или Института российской истории. Ждите наших комментариев.

P.S. Уважаемый А.Н. Сахаров! Мы понимаем, что про Александра Невского - это оговорка. Но поймет ли Академия Наук?




Ссылки на другие материалы сайта по этой теме
Безбожники взялись за ученых - Реакция участников конференции на визит безбожников.
Международная научная конференция "Роль православной церкви в создании и развитии Российского государства". Совещание перед пленарным заседанием. - фельетон навеяный посещением конференции.
Оставить отзыв. (1)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa