Случайный визит в дом умалишенных показывает, что вера ничего не доказывает.
Гейне Генрих

Путеводитель
Новости
Библиотека
Дайджест
Видео
Уголок науки
Пресса
ИСС
Цитаты
Персоналии
Ссылки
Форум
Поддержка сайта
E-mail
RSS RSS

СкепсиС
Номер 2.
Follow etholog on Twitter


Подписка на новости





Rambler's Top100
Rambler's Top100



Разное

Качественный проект магазина заказать на сайте.

Подписывайтесь на нас в соцсетях

fb.com/scientificatheism.org



Оставить отзыв. (19)


Самодуров Юрий
О выставке "Осторожно, религия!" и событиях вокруг нее.


Развернутая в некоторых церковных приходах и "патриотических" изданиях кампания против Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова и участников выставки "Осторожно, религия!" (за три недели в газетах было напечатано не менее 20 возмущенных статей, а в прокуратуру поступило несколько тысяч таких же писем) вышла на новый уровень: 12 февраля Государственная Дума приняла Обращение к Генеральному прокурору Российской Федерации, в котором попросила Генпрокурора "обязать соответствующих должностных лиц незамедлительно повести проверку по факту разжигания религиозной вражды организаторами выставки "Осторожно, религия!", а 28 февраля Таганская межрайонная прокуратура г.Москвы возбудила уголовное дело против организаторов выставки по признакам ст. 282 ч.2 УК РФ (в статье говорится о деяниях, направленных на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, совершенных, во-первых, каким-либо лицом с использованием своего служебного положения и, во-вторых, организованной группой лиц).

Выставка "Осторожно, религия!" была открыта в Музее и общественном центре имени Андрея Сахарова 14 января с. г. и после трех дней работы разгромлена "православными" погромщиками. В этой выставке участвовало 39 художников и две художественные группы. Вероятно, такого звонкого и удивительного по своей направленности "резонанса" не было ни у одной из выставок ни в СССР, ни в постсоветской России. Даже посещение и закрытие в декабре 1962 г. Хрущевым выставки художников-авангардистов в Манеже и разгром в Москве властями знаменитой "бульдозерной выставки" в сентябре 1974 г. "закончились" не возбуждением уголовных дел, а тремя встречами Хрущева с художниками и творческой интеллигенцией, разрешением властей организовать в Измайловском парке первую выставку неофициального искусства и организацией при Московском городском объединенном комитете художников-графиков секции живописи, в которую предлагалось войти всем художникам-нонконформистам (правда, тем художникам, кто в эту секцию, работавшую, естественно, под присмотром КГБ, не захотел войти, власти угрожали обвинениями в тунеядстве).

Реакция на выставку "Осторожно, религия!" тем более удивительна и требует обсуждения и анализа, что ее успело посмотреть около двух десятков человек (не считая приглашенных на открытие) и, кажется, ее не видел не только ни один из депутатов, но и ни один из авторов возмущенных обращений в прокуратуру, не считая шестерых погромщиков.

Крестовый поход против музея и участников выставки актуального искусства "Осторожно, религия!" ведется настолько активно и массированно, что невольно возникает мысль о том, что организаторы кампании используют разгром и скандал, возникший вокруг выставки "Осторожно, религия!", как удобный предлог для усиления и установления клерикального диктата в нашей стране и как акт политического давления на правоохранительные органы. Хотя все шестеро погромщиков были задержаны милицией при выходе из выставочного зала, их дело до сих пор не передано в суд.

Огорчает и удивляет не то, что активная кампания в поддержку погромщиков ведется в "патриотических" изданиях и в некоторых электронных СМИ, включая радиостанцию "Радонеж" и телевизионную программу "Русский Дом", а то, что многие другие СМИ и демократические политики либо не осудили действия погромщиков и никак не выразили своего отношения к ситуации вокруг выставки "Осторожно, религия!", либо сделали это весьма осторожно, не попытавшись разобраться ни в сути самой выставки, ни в подоплеке дела (хотя все имеющиеся у музея материалы по выставке, в том числе предварявшие выставку тексты нескольких художников и куратора, помещены на сайте www.sakharov-center.ru, а директор и члены Совета музея доступны для контактов).

Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова стал объектом для отработки механизма создания образа "современного врага российского народа" и методов мобилизации на борьбу с таким врагом не только националистических и православно-националистических общественных организаций, их активистов, некоторых представителей церковной иерархии, но и представителей прокуратуры, правоохранительных органов, а в самое последнее время и широких кругов населения. На примере Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова формируется и действует механизм создания образа врага, который "на деньги Березовского" или еще на какие-либо "западные" или "сионистские" или "исламские" деньги не только сознательно и намеренно оскорбляет религиозные чувства народа, но и, что совсем уже отвратительно, вместо того, чтобы разделить с народом чувства боли и жалости к жертвам террористических актов в Москве и чувства негодования и возмущения террористами, их поддерживает. Я могу утверждать с полной ответственностью, что происходит именно это, потому, что даже в такой общенациональной и с демократической репутацией газете, как "Известия", была опубликована статья, в которую собственный корреспондент газеты вмонтировал якобы сказанные им директору музея во время интервью и притом в таком тоне, как будто речь идет об общеизвестном факте, следующие слова: "Ваш центр ведь поддержал захват "Норд-Оста"". (Ответственность за публикацию этого дикого и лживого утверждения целиком лежит на редакции "Известий"). Как ни странно, именно публикацией в "Известиях" завершился, с точки зрения логики, процесс создания исчерпывающего и полного образа современного "врага народа". Ведь "врагами народа" во все времена, по определению, являются те лица или организации, которые посягают на самые главные, искренние и бескорыстные чувства народа (к числу таких чувств безусловно относится религиозное чувство), и те лица или организации, которые поддерживают наиболее страшные угрозы или совершают наиболее жестокие действия, грозящие жизни ни в чем не повинных людей (к числу таких действий и угроз относится терроризм). Ирония событий при этом состоит в том, что на должность современного "врага народа" в России назначен (при равнодушии одних и злорадстве других) Музей и общественный центр "Мир, прогресс, права человека" имени Андрея Сахарова, на здании которого уже несколько лет висит плакат (единственный в Москве): "С 1994 года в Чечне идет война. Хватит!", а в экспозиции, библиотеке и программах которого (тоже единственный случай среди музеев Москвы) главное место занимает сохранение памяти о жертвах и преступлениях советского режима, в том числе репрессий против верующих и священников.

В связи со сказанным мы обращаем внимание общества на то, что действия погромщиков и поддерживающих их лиц наносят ущерб не только правовому порядку в государстве, но и несут прямую угрозу конституционным правам и свободам граждан России.

II

К сожалению, никто из журналистов написавших о выставке "Осторожно, религия!", даже не упомянул о том, в чем заключается суть проблемы с точки зрения собственно искусства. Авторы, не нападавшие на выставку, написали лишь о том, что по художественному уровню выставка оказалась средней и имеет право на существование, что на выставке есть интересные, удачные и есть неудачные работы, с чем я согласен, но считаю такой анализ совершенно недостаточным.

Поэтому, хотя я и не являюсь искусствоведом, но вынужден начать именно с вопроса о том, в чем заключается суть дела с точки зрения искусства и насколько обоснованны претензии погромщиков и поддерживающих их граждан, включая председателя Отдела внешних церковных сношений РПЦ митрополита Кирилла и заместителя председателя отдела протоиерея Всеволода Чаплина, публично высказывавших сожаление о том, что выставка "Осторожно, религия!" не была запрещена, и фактически отнесшихся к действиям погромщиков с пониманием.

Насколько можно понять из оставленных погромщиками на стенах выставочного зала надписей: "Кощунство", "Вы ненавидите православие. Будьте вы прокляты" и из православно-патриотических статей объектом возмущения являются именно те работы, в которых художники использовали значимые для православных верующих религиозные символы для создания различных художественных образов (все другие представленные на выставке работы, например отражающие языческие верования, или работы, в которых вообще не использовались символы православной религии, возмущения, кажется, не вызвали).

Прежде чем продолжить объяснение происшедшего, хочу пояснить, что по жанру выставка "Осторожно, религия!" являлась выставкой актуального искусства.

Актуальное искусство - профессиональный термин, подразумевающий определенный характер и определенные принципы конструирования и воплощения в материале смыслов создаваемых в этом жанре инсталляций, объектов и других произведений. Так же, как произведения любого "жанра" (не могу подобрать более правильного слова), например древняя эллинистическая скульптура или живопись художников-импрессионистов, работы в жанре актуального искусства требуют для их адекватного понимания определенного навыка и уровня образования.

Поскольку в данной статье невозможно написать о всех представленных на выставке работах, скажу о тех, которые упоминаются в Обращении Госдумы к Генеральному прокурору Российской Федерации (в Обращении, кстати, очень много неправильных сведений о выставке).

Одна из работ, на которой погромщики намалевали "Гады" и о которой в "патриотической" прессе писали, как о кощунственной, представляла собой написанный автором на полотне оклад иконы размером в человеческий рост с отверстиями для лика, руки и книги. В состав работы входила также стопка книг различного содержания, размещенная на столике рядом с окладом, и установленный напротив оклада на треноге фотоаппарат с надписью, приглашавшей всех желающих сфотографироваться (в отверстие оклада, как на пляже, можно было просунуть голову).

Смысл этой, на мой взгляд, глубокой, интересной и абсолютно православной по духу работы (почему, станет ясно чуть позже) можно передать словами из Библии (автор работы подтвердил это при разговоре со мной): "Не сотвори себе кумира", иначе говоря, "не совершай подмены", "не возводи, не ставь на степень религиозной веры никакие собственные пристрастия и свою убежденность в правоте каких-либо теорий и учений, о которых ты можешь узнать из разных книг", "не убеждай никого как в религиозной истине в правоте тех взглядов и теорий, в которые ты веришь и считаешь истиной, потому что религиозные истины находятся только в Библии" и т.п.

При взгляде на названную работу и размышлении о ней этот смысл возникает в уме зрителей именно за счет того, что зрителям предоставляется совершенно неожиданная и ошеломляющая физическая возможность, просунув голову в отверстие оклада и взяв в руки какую-либо из лежащих рядом в стопке книг (одна из книг в стопке была религиозного характера), мысленно представить себя "на месте Бога" с "любой книгой вместо Библии".

Несколько участников вернисажа не выдержали искушения и сфотографировались в окладе "на память", затем эти фотографии были помещены в двух солидных газетах и, вероятно, вызвали раздражение у многих читателей, но ведь эти обстоятельства не отменяют подлинно глубокого смысла работы (я не исключаю, что ее автор - верующий человек), а говорят лишь об уровне сфотографировавшихся таким образом зрителей, об уровне корреспондентов и редакций, выбравших и напечатавших именно эти фотографии, и об уровне тех "православных христиан", которые использовали эти фотографии как один из поводов для разворачивания травли организаторов и участников выставки.

Другая вызвавшая негодование работа, представляла собой среднего размера постер с несколько стилизованным ликом Христа, логотипом Соса-Соlа и надписью по-английски: "This is my blood" ("Сие есть кровь моя"). Смысл ее, по-моему, хорошо передается словами "не торгуй тем, чем нельзя торговать" (нельзя торговать убеждениями, нельзя спекулировать на доверии или на вере других людей кому-либо или во что-либо и т.д.). Этот смысл восходит к духу христианской заповеди: не обращай имя Бога ни на что, кроме него самого. Автор выразил этот смысл простым, точным приемом (взятым из современной рекламы и намеренно доведенным до логического и абсурдного предела), а именно - безграничное желание любой ценой навязать людям что бы то ни было (даже доказать ту истину, в которой ты уверен) находит свое адекватное образное выражение в том, что об обычной банке кока-колы сам Христос сообщает зрителям, что в этой банке якобы заключена частица Бога - "This is my blood". Ирония обращена не на Христа, а на существенные и очень неприятные черты современной ситуации, в частности, на то, что имя Бога используется для санкционирования или освящения того, что Богом не является (государство, бизнес или внутренний мир и убеждения людей). Те, кто искренне или лукаво возмущаются этим произведением, либо просто не поняли его, либо преследуют совершенно иные цели, чем защита религии и чувств верующих людей.

В числе работ, с негодованием упомянутых в Обращении Думы, на выставке "Осторожно, религия!" экспонировалась композиция из трех водочных бутылок с тремя головками лука вместо пробок, такие бутылки с головками лука отчетливо походили на церковные колокольни. Смысл работы понятен всем и отнюдь не заключается в пропаганде ленинской и советской идеи: "Религия есть опиум для народа". Во-первых, лаконичной и неожиданной для зрителей моделью церковных колоколенок из водочных бутылок и луковичных головок автор совершенно прозрачно и внятно выразил достаточно широко распространенное сегодня в российском обществе критическое отношение (которое я разделяю) к тому, что церковь часть своих доходов получает не из вполне достойных ее источников (например, СМИ много писали о том, что РПЦ имеет льготы в табачном бизнесе), во-вторых, автор, создал остроумный и очень лаконичный образ того, что, к сожалению, многие серьезные и глубокие проблемы жизни и даже мировоззрения по традиции решаются у нас в стране за бутылкой.

В Обращении Госдумы среди представленных на выставке "кощунственных" работ был упомянут также выполненный в технике офорта или компьютерной графики лист примерно 40 на 30 см. размером (работа была разорвана, и я не знаю, в какой точно технике она сделана). На первом плане композиции была изображена ослепительной красоты, прямо-таки светящаяся и мерцающая на темном фоне листа, обнаженная и целомудренная в своей красоте фигура распятой на кресте женщины, а на заднем плане темным тоном была изображена с усилием угадываемая в полумраке фигура распятого на кресте мужчины (возможно, Христа, а возможно, нет). У меня не было потребности поговорить с художником о том, каков смысл этой работы, потому что глядя на этот лист я почувствовал, что люди всегда будут идти на муки и страдания за красоту женщины и что не только муки людские, но и красота спасает мир.

Последнюю упоминаемую в Обращении Госдумы работу "стенд с изображением иконографии Спаса Нерукотворного, вместо лика которого вставлены фотографии Животворящего Креста Господня с развешенной на нем гирляндой из колбасных изделий" я сам, а также те художники и куратор, которых я об этом спрашивал, на выставке не видели. На имеющихся в музее фотографиях выставки снятых до и после ее разгрома ничего похожего нет. Вероятно, у тех, кто готовил текст Обращения, произошла "накладка".

На выставке "Осторожно, религия!" было представлено и много других произведений, в которых религиозная, в том числе православная, символика вообще не использовалась. Например, замечательно веселой и остроумной была работа "Hello, Dolli" (большое панно-аппликация из ткани с изображением овечки Долли), представляющая шуточный отклик художника на то, как прямо на наших глазах возникает, может быть, новая религия, объектом поклонения в которой станет "Святая Долли". Как известно, овечка эта появилась на свет благодаря клонированию и, таким образом, стала как бы первым воплощением (пусть ущербным) мечты людей о физическом бессмертии. Глубокой и интересной по замыслу была, по-моему, серия цветных, возможно постановочных, фотографий, на которых были запечатлены сцены обыденной жизни, так как она течет за дверью почти любой квартиры. Автор фотографий как бы зафиксировал и разбил на семь сцен поток обычной жизни и акцентировал и привлек наше внимание к происходящему одним только коротким общим названием этих сцен: "Семь смертных грехов". Эта работа напоминает, что мы перестали замечать и ощущать и в своей жизни, и в жизни окружающих ее греховность, перестали обращать внимание на то, что является грехом. Кроме того, была веселая работа, шутливо выражающая существование в мире язычества, была трагическая работа, в которой "в лоб" была выражена идея, что в советском, равно как и в нацистском государствах люди с противоречащими власти убеждениями были вынуждены идти на крест, как первохристиане (почему-то и эти работы вызвали негодование, в первом случае - у уважаемой газеты, во втором - у погромщиков).

Были также одинаково негативно "отмеченные" поверхностной прессой и погромщиками трагические и острые по смыслу работы грузинского художника, представившего объект - вертикально стоящий на подставке нож с красиво вытравленной на обоих сторонах лезвия надписью "RELIGIYA" и композицию из четырех фотографий (размер фотографий 30 на 40 см.). Что касается ножа с надписью, смысл объекта прозрачен и воспринимается мгновенно: религия - вещь обоюдоострая. Композицию из фотографий расшифровать труднее, первая реакция (моя в том числе), - шок; когда начинаешь думать, понимаешь трагизм и глубину работы. На постановочной фотографии, помещенной в левом верхнем углу композиции, сфотографирована женщина, голова которой скрыта капюшоном, в одеянии, похожем на монашеское (вопрос, монашка это или нет, автор намеренно оставляет без ответа), женщина сидит на ступенях лестницы с раздвинутыми коленями, передний подол ее одеяния находится выше колен, при избранном автором ракурсе и перспективе - чуть снизу - вверх, вид у этой женской фигуры - сексуальный и провоцирующий. Справа от этой фотографии, на фотографии такого же размера, представлен портрет в профиль мальчика 13-14 лет, он в наушниках и внимательно слушает музыку плейера. Лицо мальчика сосредоточено и спокойно, его взгляд направлен в другую сторону от женской фигуры. Ниже - еще две фотографии; на одной - абстрактная композиция из нескольких пересекающихся лучей, наподобие траекторий космических частиц или следов от реактивного самолета, на другой - часть обнаженной женской ноги, выше резинки чулка, на бедре сделана "татуировка", вероятно, помадой - сердечко и надпись "Love". Я пишу длинно потому, что надо ведь словами рассказать то, что взглядом воспринимаешь в одну секунду, но что потом требует долгих размышлений. А смысл работы трагичный и глубокий - мальчик, лицо которого повернуто в сторону от всех - стоит и внимательно вслушивается в музыку, в себя самого и в свое одиночество на пороге жизненного пути, который неизбежно проляжет в мире соблазнов (эротические фотографии) и в мире вселенной (абстрактная композиция из лучей).

О некоторых других работах, о которых бы мне хотелось рассказать, сделанных как с использованием религиозной православной символики, так и без нее, я просто не могу здесь писать из-за отсутствия места. Но с полной ответственностью за свои слова я могу сказать, что ни одна из представленных на выставке работ ни по замыслу их авторов, ни по намерениям музея не была направлена на то, чтобы оскорбить чувства верующих, - православных, католиков, буддистов, мусульман, приверженцев других конфессий, равно как и неверующих людей.

III

По-моему, суть проблемы - допустим или нет в обществе, где многие люди являются верующими, показ на художественной выставке работ, подобных названным, заключается в том, что использование в современном искусстве религиозных символов и помещение их в нерелигиозный художественный контекст для создания новых смыслов и образов, выражающих нерелигиозное, в том числе критическое отношение различных групп общества и авторов произведений к духовному миру человека и к различным явлениям окружающего мира (включая определенные аспекты религиозности людей и деятельности религиозных институтов), является естественной и неотменимой частью современной культуры, давно и прочно вошло в арсенал приемов литературы и изобразительного искусства и стало неотъемлемым элементом художественного творчества.

Забавно, что это невольно подтвердила редакция одной крупной газеты, напечатавшая большую "зубодробительную" статью о выставке "Осторожно, религия!" и сопроводившая ее для усиления тезиса о том, что художники и организаторы выставки издеваются над православными русскими святынями, крупной иллюстрацией. Иллюстрация представляет фрагмент разорванной на части знаменитой картины Нестерова: "Видение святого духа отроку Варфоломею" (будущему святому Сергию Радонежскому). При этом редакция "забыла" предупредить читателей, что этой работы не было на выставке "Осторожно, религия!" и что иллюстрацию создал, пользуясь принципами актуального искусства, художник редакции. Редакция другой, можно сказать, главной неправительственной газеты России напечатала о выставке громадную статью собственного корреспондента, броское название которой "Убить постмодерниста" своей двусмысленностью "на порядок" переплюнуло название выставки "Осторожно, религия!". Кроме того, в этом же выпуске газеты на той же полосе помещено интервью со священником Иваном Охлобыстиным, который, отвечая на вопрос того же корреспондента: "Как можно бороться с людьми, которые используют эпатаж? Ведь любой шум они оборачивают в свою пользу", сообщил читателям, что "эти люди (речь об организаторах и участниках выставки "Осторожно, религия!"), как и любые другие, не любят сидеть в тюрьме. …Я бы на месте властей посадил бы их, причем максимально быстро. Потому что, если они останутся безнаказанными, их здесь убьют". И редакция и корреспондент газеты оставили это сообщение без комментариев, если не считать комментарием редакции названного выше редакционного заголовка.

Нигде в мире в секуляризованных обществах и государствах в эпоху, в которую мы живем, не существуют и не могут существовать конвенциональные и правовые запреты и ограничения на использование в литературе и искусстве значимых религиозных символов в иных контекстах и иных смыслах, чем те значения, в которых они возникли и существуют в церкви. Попытки установления конвенционального и правового запрета на использование религиозных символов в нерелигиозном контексте и значении в немусульманских обществах и государствах не только не выполнимы, хотя "убить пересмешника", конечно, всегда возможно, но по существу архаичны и направлены против логики и свободы художественного творчества, против прав граждан на свободу слова и свободу совести и против принятого в современных западных обществах и государствах конституционного принципа отделения церкви от государства. Что касается попыток осуществления таких запретов в мусульманском мире, то и там они сегодня приводят "к эффекту Салмана Рушди", и надо учитывать, что весь западный мир встал на защиту этого писателя.

Сколько-нибудь последовательная попытка ввести конвенциональные и правовые ограничения на использование в научных исследованиях, журналистике, кино, театре, литературе и художественном творчестве значимых для верующих людей и других групп общества образов и символов в иной интерпретации и иных контекстах и значениях, чем те, с которыми эти образы и символы возникли и имеют существенное значение для своих приверженцев) означала бы не больше и не меньше, как запрет на полноценную деятельность всех институтов культуры и общественных институтов: музеев, художественных выставок, издательств, газет, университетов, политических партий и т.д.

В самом деле, если представить что такое конвенциональное и правовое ограничение желательно и возможно, разрешено ли будет российским музеям создавать экспозиции, посвященные ГУЛАГу и показу преступлений советского режима? Разрешено ли будет российским издательствам выпускать научные книги, посвященные, доказательству гипотезы, что "Слово о Полку Игореве" написано не в ХII веке, а является гениальной подделкой, созданной в ХVIII веке? Разрешено ли будет в Москве или Казани издавать книги и проводить конференции, посвященные разбору и критике норм шариата с точки зрения современного западного права? Можно ли будет в России создавать и показывать на выставках художественные работы, с критической точки зрения затрагивающие деятельность православной церкви и православного духовенства? Можно ли будет в России изучать в школах "Демон" Лермонтова и "Фауст" Гете? Может ли тогда появиться в России фильм подобный "Андрею Рублеву"? Ведь подобные музейные экспозиции, книги, конференции, выставки, фильмы могут быть признаны оскорбляющими добросовестные убеждения и задевающими искренние и глубокие чувства миллионов людей - приверженцев советской власти, российских патриотов, мусульман, священников, православных христиан и т.д.

У современного секуляризованного правового общества и государства на эти и подобные вопросы существует ТОЛЬКО ОДИН ОТВЕТ: "Да, можно, если у тех, кто делает такие экспозиции и выставки, пишет такие книги, проводит такие конференции, снимает такие фильмы и т.д. нет намерения унизить и оскорбить чье-либо человеческое достоинство и фальсифицировать исторические факты".

В логике же конвенциональных и правовых запретов, навязываемых российскому обществу определенными политическими и клерикальными кругами, ответ на поставленный выше вопрос будет, наверное, таким: "Не допускается публичное использование и распространение значимых для любых российских граждан (или групп граждан определенной численности) царских, советских, российских государственных, религиозных, исторических и культурных символов, художественных образов, документов, исторических сведений, фактов, мнений таким образом и таким способом, которые граждане (или группы граждан определенной численности) считают оскорбительными для себя, даже если лица, повинные в использовании вышеперечисленного, заявляют о том, что не имеют намерений кого-либо оскорбить".

Приходится сказать, что, хотя я и не считаю себя верующим, я вырос с очень верующими бабушками и потому у меня тоже есть религиозное чувство и мое религиозное чувство "коробит", когда я вижу по телевизору батюшек, вероятно на вполне церковном и законном основаниях лихо благословляющих бары, рестораны, танки и т.д. Мне также непонятно - в каком качестве присутствуют в храмах на главных церковных праздниках многие руководители нашего государства и в качестве кого их показывают по телевизору - в качестве верующих людей или нет? Непонятно мне это, потому что мои бабушки приучили меня думать, что в храме уместно находится в церковные праздники только верующим.

В общем, мне непонятно и воспринимается как оскорбляющее мое религиозное чувство многое из того, что вижу, но при этом я все-таки никогда не пойду громить какой-нибудь храм, а наоборот обязательно пойду его защищать от погромщиков, если что-то подобное случится у меня на глазах. Точно так же я не пойду громить, а скорее буду защищать от погрома редакции тех газет, о которых думаю, что было бы очень хорошо, если бы эти газеты закрылись.

Я надеюсь, что среди депутатов Государственной Думы, потребовавших провести прокурорскую проверку в связи с выставкой "Осторожно, религия!", есть те, кто просто не разобрались в сути и подоплеке дела с разгромом выставки. Надеюсь, что этим депутатам ближе образ России в виде светского, многоконфессионального, полиэтнического, правового, демократического и свободного государства, чем некоего мифического православного государства с соответствующими преимуществами и льготами для титульной "православной нации", преимуществам и льготами для деятельности РПЦ и определяемыми РПЦ идеологическими рамками. Я надеюсь также, что и у работников прокуратуры достанет желания разобраться в сути дела. И я знаю, что никто из посетителей Музея и общественного центра имени Андрея Сахарова (а за семь лет нашей работы у нас побывало около семидесяти тысяч человек) не упрекнет Музей в том, что его деятельность содействует возбуждению в России национальной, расовой или религиозной вражды, равно как и в том, что Музей когда-либо поддерживал или приветствовал террористические акты в городах России или где-либо в мире, равно как и продолжение жестокой и несправедливой войны в Чечне.

В заключение хочу сказать, что, несмотря на оказываемое на нас давление, Музей и общественный центр имени Андрея Сахарова не перестанет быть открытой площадкой для свободного обсуждения любых значимых и острых проблем, в том числе свободного обсуждения проблем существования и деятельности религиозных институтов в нашем обществе и местом проведения акций, конференций, выставок, посвященных этим проблемам. Музей считает себя не вправе отказаться от этой миссии, даже несмотря на определенные издержки, с которыми при этом встречается.




Ссылки на другие материалы в InterNet по этой теме
О выставке "Осторожно, религия!" и событиях вокруг нее - исходный материал с сайта музея имени Сахарова
Оставить отзыв. (19)
111


Создатели сайта не всегда разделяют мнение изложенное в материалах сайта.
"Научный Атеизм" 1998-2013

Дизайн: Гунявый Роман      Программирование и вёрстка: Muxa